124

 

Поздравляем сестру с рождением сына. Да поможет Аллах в его воспитании. Амин!

 

Хвала Аллаху, Господу Миров, Он Один мощен над всякой вещью, просим у него благословения и помощи в наших делах.

Несколько слов о беременности. Первый тест, который я сделала на первый день задержки, был со смутной второй полоской. Обрадовалась, но были сомнения. Второй тест был отрицательный: на вторую полоску не было и намека. Но когда задержка была уже пять дней тест «заполосатился» окончательно. Исправила питание и делала упражнения. Чуть позже проявился токсикоз. В один день очень захотелось колбасы. Купили, но от одного ее запаха стало тошно (после родов, когда токсикоз и беременность кончились, непереносимость именно этого запаха осталась). Токсикоз выражался в отвращении к запахам. Еще постоянно хотелось спать.

На учет в ЖК я встала в 16 недель. Уже был заметен животик, и хотелось успокоиться, что все в порядке. Сразу отправили на УЗИ, сказали, что без этого не смогут определить срок и поставить на учет. По своей глупости пошла. УЗИ делали прямо в ЖК. Отношение было ужасное. Девушка в платке без обменной карты им, явно, не понравилась. Мужа со мной тогда не пустили, разговаривали грубо, на вопросы не отвечали. Когда вышла было очень грустно. Села и расплакалась, хотя надо было радоваться — все было хорошо. Ребенок был по норме для 16 недель.

Потом была куча анализов. Все было хорошо, и это радовало.

На 18 неделе первое шевеление. Читала в интернете, что это не описать словами — поняла, что и, правда, не описать. Просто это делает тебя счастливее и все.

В ЖК ходила с перерывами, для собственного успокоения. В 23 недели было второе УЗИ. Там впервые узнала пол ребенка, впервые увидела его. Трудно сдержать слезы, когда видишь эти крохотные ребра, ручки, пальчики. Для мужа сделала фотографию. Лялька получилась как будто в намазе стоял: ручки на груди сложены и голова чуть наклонена. Очень это трогает, но в следующую беременность, иншаАллах, хочу обойтись без УЗИ. За всю беременность несколько раз отекали ноги, но стоило побольше выпить воды, все проходило.

Один раз простыла, но, хвала Всевышнему, вылечилась без лекарств. В анализах мочи после этого был ацетон. Врач подумал, что диабет, но сахар был в норме. Как мне потом объяснила одна сестра, которая лечит по Сунне, это было обострение моего хронического пиелонефрита. Таблетки я никакие не пила. Начала закислять организм и пить отвар кукурузных рыльцев. Чистилась семенами льна. Дальше анализы были хорошие.

От последнего УЗИ, доплера и КТГ я написала отказ. Шевелюшки, которые сначала были слабые на 7–8 месяце стали довольно неприятными и порой не давали спать. Ногами ребенок регулярно бил в печень и нижние правые ребра, а ручками в мочевой пузырь. Иногда даже пятку выступающую можно было увидеть. Иногда весь живот трясся от приступов лялькиной икоты. В общем, я чувствовала, что все хорошо.

Несколько раз читала истихару и постоянно делала дуа о фитра родах. Читала умные книжки и статьи на rodibio.com и в сообществе солородов. Регулярно делала упражнения, приседания и массаж оливковым маслом. Начала пить листья малины. В конце беременности проявилась молочница. Мне прописали свечи и таблетки, но хвала Всевышнему вылечилась по советам с сайта (хотя, видимо, на ткани все-таки молочница повлияла — они стали не такие эластичные).

В сорок недель на приеме в ЖК мне дали направление в патологию беременных с перехаживанием, хотя все было хорошо. Я написала отказ и ушла. Через неделю отказалась снова, и мне назначали ношпу, беладонну и еще что-то для «естественной» стимуляции родов. Хотя ходить было уже трудно, кожа на животе уже не выдерживала натяжения, и морально очень хотелось уже родить, ничего решила не делать.

И вот прошли все дни, в которые родные-знакомые предполагали мои роды. Сумка в роддом на всякий случай собрана давно. Инструкция мужу написана, продукты закуплены, а шоколадка, лежащая про запас на роды, даже раза 3–4 была съедена и куплена новая. Но родов нет.

1 декабря. Проснулась от желания сходить в туалет (что было уже знакомо) и какого-то странного резкого чувства не боли, но чего-то подобного. На часах 7.04. Ощущение было, что течет откуда-то еще, но спросонья не обратила внимания. Решила еще лечь поспать. Но захотелось в туалет снова. И был резкий спазм. Присела около двери туалета. Сказала мужу, что, наверное, это тренировочные схватки, и попросила сходить в магазин за чистой водой — очень хотелось пить. Пока он ходил, прошла еще пара схваток с перерывом минут двадцать и продолжительностью около минуты. Боль нарастала. Дыхание, ходьба, гудение и смена позы не помогали. Легче становилось на унитазе, там и сидела. В перерыве между схватками решила сделать намаз, но сделав омовение встать уже не смогла — боль была ужасная. Стоя на четвереньках, на полу туалета, пыталась представить раскрытие шейки, приговаривая полукриком: «я — цветочек, я — цветочек». Сейчас все это кажется очень смешным, но тогда была злость, что ничего не помогает, при этом очень хочется есть и спать, а рожать не хочется.

Муж ходил и все готовил по инструкции, я пыталась сосчитать схватки, но схваткосчиталка так и осталась пустой — было слишком больно.

Потом сидя в ванной, чистила ее содой. Видимо отвлеклась — стало полегче. Когда залезла под горячий душ, стало совсем легко. Наконец, получилось полностью расслабится и отключиться. Тепло, темно и тихо — ляпота! Муж связался по скайпу с умм Ясин. Передавал ей мои вопросы и мне говорил ее советы. Выходить из горячей воды не хотелось, боль почти прошла, но и схватки стали реже и слабее. Попыталась проверить раскрытие, показалось, что уже 6 см где-то. Потом, оказалось, что раскрытия вообще нет — я неправильно меряла. В общем, я не разобралась и только разволновала себя: если раскрытия нет, то это надолго, а сил терпеть у меня уже нет. Муж приходил, проверял как я. Каждый раз, когда он заходил, бесил меня сильно — хотелось, чтобы он ушел, а когда уходил, хотелось, чтобы был рядом. Но одной, и с ним за дверью все-таки было удобнее.

Разговаривала с ребенком, пыталась успокоить бурю эмоций, чувствовала, что слишком уж расслабилась я в горячей воде, но вылезти и работать совсем не хотелось. Наконец пришел муж и сказал: «Сестра говорит — пора вылезать». Вообще пока рожала, мужа слушаться совсем не хотелось. Даже когда я понимала, что он говорит правильные вещи, я думала «ну откуда он может знать». И не слушалась его и не делала, что он говорит и говорила ему, чтобы он помолчал. Очень на него злилась, хотя за что и почему — как тогда не знала, так и сейчас понять не могу. Однако, очень хотелось, чтобы он был рядом… и молчал. А сестру по скайпу наоборот хотелось слушаться, доверять ей, даже хотелось, чтобы она говорила, что мне делать, но почему-то не все, что она говорила мне, действительно хотелось сделать. В общем, читаю, что пишу, и понимаю, что голова в родах действительно не работает.

Почти сразу, как расположилась на полу, стало холодно. Оделась. Поскольку организм очищался, сидеть в одежде в комнате на полу было неприятно, а в туалет ходить я уже не могла. Абсолютно пропало ощущение времени. Я подумала тогда, интересно, сколько это уже длится, но одновременно казалось, что и много времени прошло и совсем чуть-чуть.

Меня начало тужить. Все эти новые ощущения вселяли страх и чувство безысходности. Помню, говорила тогда, что больше рожать не буду, что не могу больше и что не хочу рожать сейчас, можно завтра. Потуги были сильные. Расслабиться я не могла. Сестра советовала говорить «У», а у меня все получалось «УА» или просто «А». Когда говорила «А» все силы шли не в работу, а в воздух. Поэтому заставляла говорить себя «У». Очень помогла тогда поддержка мужа. Я сидела на корточках, а он держал меня под мышки. Создавалось такое расслабление внизу, и можно было направить туда потугу. Но полностью отключить голову так и не получилось. Через боль я думала, как тяжело мужу и что ему надо сесть. Больше всего мою голову занимала мольба о быстром разрешении. Я не хотела легче, я хотела быстрее закончить и лечь спать. Об этом и молилась Всевышнему. Опасалась также непрошенных гостей, но, хвала Аллаху, никого не было, и мы продолжали рожать.

Попыталась проверить свое раскрытие, а нащупала что-то упругое и круглое. Я думала это пузырь, потому что воды у меня не отходили (как я думала). Пыталась порвать, но не получалось. Это хорошо, потому что знакомую складочку на «пузыре» я потом гладила после родов на макушке своего сына и просила прощения, если сделала больно.

Потом пошла голова. Было чувство сильного жжения. Муж советовал полить оливковым маслом, но его я не слушалась и ругалась, потому что двигаться не хотелось, и не хотелось, чтобы он отпускал меня, а зря, надо было лить масло. Это то, о чем я больше всего жалела потом (по-другому я бы не смогла тогда). Когда выходила голова, потуги шли уже одна за другой. Я старалась не тужиться вне потуги, но сил уже не было и желание все закончить было сильнее. Муж отпустил меня, я держалась за край кровати, а муж принимал головку сына и поддерживал, пока тот не вышел полностью.

Родили. Сын. Живой. Настоящий.

Сын сразу же закричал, чему мы были несказанно рады (на реанимацию все было готово, но очень ее не хотели и опасались). А я плакала и все задавала странный вопрос: «Это Мой? Это точно мой?»

Родился в 11.57, решили округлить до 12. МашаАллах он был красный, на голове была засохшая кровь. С кусочками смазки, с длинными волосами, бакенбардами и волосами на плечах. Тонкие пальчики, звонкий голос, пухлые щеки и любопытные, немного опухшие глаза. Он устал, но грудь взял почти сразу и в течение получаса кушал. Я его протерла от крови. Пуповина как раз побелела — муж ее перерезал.

Когда малыш уснул, я пошла в душ и попробовала родить плаценту. Сил не было, желания тоже, был дискомфорт от разрывов, и хотелось спать. Опять очень помог муж. Подсказывал, поддерживал, а я уговаривала его сначала дать мне поспать, а потом заниматься плацентой.

Родили плаценту: она выходила целая, но часть оболочек оборвалась, когда я неаккуратно потянула. На ощупь как печень сырая. Промыла ее, крови было немного, кроме этого обрыва она была целая. Проверила разрывы. Они казались огромными, но я вспомнила, что в одном из рассказов о родах читала, как сначала все кажется страшным, а потом все нормально заживает. Посоветовалась с мужем и умм Ясин, решили не ехать никуда зашиваться.

Потом помылась, покушала и пошла спать рядом со своим крошкой, но так и не заснула — разглядывала своего сыночка, переписывалась с мамой и старшей сестрой. Впервые, по-настоящему поняла, как многим обязана маме. Благодарила Всевышнего за все.

А мужа как будто выключили (к тому моменту он не спал уже больше 30 часов). Проспал до намаза: кажется, даже не шевелился — очень вымотался.

Сейчас, хвала Аллаху, нам полтора месяца. Мы пухленькие, улыбчивые и очень красивые. Глаза по-прежнему очень любопытные. За это время было много всего нового: приятного и не очень. Но альхамдулиЛлях…

— Разрывы зажили, матка сократилась, живот подтянулся, все приходит в норму.

— Свидетельство на сына муж получил в день обращения без каких-либо проблем. Встреча гинеколога с домородящей прошла относительно спокойно, как и знакомство педиатра с домашним ребенком.

— Все, кому сказали про фитра роды дома, считают нас либо сумасшедшими, либо героями, либо все вместе, но равнодушным не остался никто;

— Новоиспеченные мама и папа выслушали мнение окружающих, их поздравления, различные советы и наставления, полезные и не очень, и прошли этап привыкания к такой кардинальной смене обстановки;

— малыш прошел этапы мекония, стресса по поводу смены обстановки, знакомства с родителями и родителями родителей, сейчас активно высаживаемся, очень любим титю, переживаем газики и колики, но иншаАллах справимся. В очень сложные моменты даю сынуле каплю оливкового масла, запиваем его маминым молочком, заматываемся в слинг и спим. Надеюсь, скоро все наладится, и он будет больше улыбаться и меньше плакать.

Прошу у Аллаха благословения и прошу у него прощения грехов для себя, мужа, своих родителей и родителей мужа, тех мусульман и мусульманок, которые своими стараниями, советами, силами помогали мне в беременности и родах.

Прошу Аллаха вырастить моего сына правоверным мусульманином и сделать его из числа тех, кем Аллах будет доволен, прошу Аллаха дать ему здоровье и уважение к его родителям и ко всем людям, прошу Аллаха дать мне увидеть в сыне проявление его почтительности.

Отдельно хочу выразить большую признательность сестрам умм Ясин и Алине. Пусть Аллах наградит их за их старания и дарует им благо в этой жизни и в жизни следующей.

Амин.