Отчет о легких и стремительных родах. Желаем блага маме и сыночку. Амин.


Хочу поделиться рассказом о себе, своей беременности и эйфоричных родах, случившихся 7 дней назад.
Первая беременность — классическая «учетная», с тонной анализов, страшилок и стресса, с сохранением в 20 недель по причине «гипертонуса» и классическими роддомовскими родами, о которых мне больно вспоминать. До первых родов я полагала, что лучше всего, конечно, родить естественно, но анестезия не есть зло, так же как и эпизиотомия может быть необходимой, думала я. На деле меня ждали стимуляция (по причине «перенашивания» на 41 неделе, ага), и нечеловечески болезненные схватки. Дальше была эпидуралка, которая увы не обезболила меня, зато спарализовала ниже пояса. Дальше было вытуживание, эпизиотомия, больше окситоцина, манипуляции с ребенком и т. п. Я долго, вплоть до последних месяцев второй беременности (пока не узнала что искусственный окситоцин = неестественная боль) считала себя несостоятельной, бракованной, «недостаточно» женщиной — ведь я не смогла стерпеть родовую боль и родить естественно.
После родов я счастливо и беспроблемно кормила грудью, презрительно кривилась в сторону назначений педиатра — ну короче, поумнела и наслаждалась более-менее сознательным материнством, гв и слингоношением.
Как-то познакомилась с Олей, мамой четверых детей и пришла в восторг от ее стиля родительствования, от нее же узнала о фитра родах. По моей просьбе, Оля много говорила о своем опыте и опыте фитра рожениц в целом, за что ей огромное спасибо — тогда я поняла, насколько созвучен и приемлем для меня этот подход.
Вторая беременность — фитра.
На момент наступления второй беременности мне исполнилось 25, а сыну — 2 года. Всю беременность кормила грудью и морально готовилась к тандему; недели за две до родов Ярик самоотлучился, и я, если честно, испытала огромное облегчение, т. к. кормление вызывало отторжение и раздражение, особенно в последние месяцы.
Вегетарианка, уже лет 8 как. Всю беременность здорово питалась и даже занималась спортом.
За 9 месяцев набрала 30 кг, как и в первую беременность — стартовала с весом 48–50, в роды шла 80+ (это просто моя особенность, в прошлый раз вернулась к добеременному весу за несколько месяцев).
К фитра родам готовилась со всеми симптомами синдрома отличницы — читала и еще раз читала, все подряд: методички ВОЗ, учебники по акушерству, смотрела семинары, слушала лекции, перечитала сайт о соло и мусульманской фитре. Заочно знакомилась с опытом этого сообщества — это был самый существенный момент моей подготовки.
На учет встала в 36 недель, показала все 3 сделанных по собственной воле узи, написала кучу отказов, забрала обменку (для упрощения регистрации). ЖК еще тогда успели поморочить мне голову: «мывсеумрем» и «родоразрешение», не буду вдаваться в подробности, настолько это все было глупо и абсурдно.
Беременность протекала без осложнений. Самостоятельно сдавала мочу раз в 2 недели и следила за своими почками, т. к. была история цистита во время беременности #1 и пиелонефрита после (страдала от циститов много лет, пила без конца антибиотики — затем чудесно исцелилась благодаря одному авангардному врачу-инфекционисту, противнику антибиотиков, назначившему мне курс ауто-вакцинации; на момент беременности #2 уже год находилась в стойкой ремиссии).
Депрессия. В третьем триместре словила эпизод самой настоящей депрессии длительностью в два месяца — сыграли многие факторы — беременный гормональный фон, усталость от рутины и бытовухи, две с половиной работы, на которых я работала до последнего дня и уже вновь работаю сейчас, непонимание и отсутствие теплоты со стороны мужа- все это дало комбинацию симптомов соматических (нервное истощение, бессилие и усталость) и психологических (чувство безысходности и беспросвета, апатия, плач 24/7, неспособность радоваться и получать удовольствие, раздражительность и т. д.) и как следствие — чувство вины (я плохая мать, я должна радоваться беременности, а не могу, мое состояние отразится на ребенке и т. п.). Не могла понять, ЗАЧЕМ мне дано это состояние — в какой-то момент пришло соображение, которое сложно передать словами. Короче, я приняла себя всю, приняла эту депрессию, увидела ее с хорошей стороны — как возможность научиться одиночеству, я приняла факт, что вероятно буду в родах одна, без помощников (ведь если муж не в состоянии отозваться, когда мне больно и плохо здесь и сейчас, то не сможет измениться по мановению «волшебной палочки» в родах), посмотрела на это отчаянье с той стороны, что это, возможно, так же подготовка к отчаянью, которое может ждать меня на каком-то этапе родов. Окончательно попустило меня после того, как я прочла о том, что переживаемый матерью стресс и высокий уровень кортизола, особенно в последнем триместре, способствуют дозреванию печени и легких плода. За пару дней до родов удалось откровенно и обоюдно высказать все накипевшее с мужем. Обиды отпустили, и напряжение в доме спало.

Страхи. От большей части страхов избавилась еще в первом триместре, на этапе принятия решения о фитра родах: почитала методички ВОЗ о ведении беременности и родов, и поняла, что нет ситуации в родах, с которой я не справлюсь; а те ситуации, которые мне неподвластны, неподконтрольны и врачам в роддоме. Определила ситуации, в которых мне может понадобиться медпомощь — на этот случай собрала торбу в роддом. Понимала, что вероятность кровотечения или дистоции минимальна, поэтому эти варианты даже не висели в подсознании. По-настоящему боялась двух вещей: гипоксии плода и разрывов (привет шву от эпизиотомии). Жутко переживала в дни, когда ребенок «затихал» и меньше шевелился.
В последние недели до родов снились кошмары о нерожденном ребенке; кошмары списывала на усталость, страхи так и не проработала, но должна сказать — они так и не сбылись. Иногда страхи — это просто страхи, впитанные из информационного пространства, они извне, а не изнутри.

Лечение. За месяц до родов познакомилась с умм Ясин — я уже заочно доверяла ей, т. к. была знакома с сайтом rodibio.com и видела ее отчеты в соцсетях. Она познакомила меня с хиджамой (кровопусканием) и мусульманской натуропатической медициной — благодаря ее сопровождению (и воле Всевышнего — говорю, наученная ею), я относительно легко вылечилась от жестокого бронхита, сопровождаемого жуткой болью в костях, мышцах, горле, ушах и насморком: спала (ребенок в это время смотрел мультики, увы), принимала ванны, раскуривала порошок къист, пила масло кыст-аль-хинди с медом, капала в нос и растиралась маслом черного тмина. Также «чистилась» настоем семян льна.
За пару недель до родов вычистила весь дом, провела генеральную сортировку хлама и уборку. Наготовила реквизит (одноразовые пеленки, прокладки, бутулированной воды, надувные подушки в ванную (была настроена рожать в воду, с подушками в ванной реально удобнее возлежать), базовую аптечку (хлоргекседин, ранозаживляющее желе, и еще кое-какие мелочи).

Настрой на роды. Морально настроилась носить столько, сколько вздумается ребенку — хоть до 45 недели. Настроила себя до последнего не верить в роды. Настроилась на принятие ЛЮБОГО сценария — идеального (в воду); сценария, когда мне понадобится помощь мусаады; сценария, когда мне придется ехать в роддом; сценария «мывсеумрем»; любого другого сценария (я их не фантазировала и не продумывала, просто имела в виду). Активно воображала себе лишь «идеальные» роды и даже рисовала их. Забегая наперед — я получила сценарий «идеальных» родов. Повторяла себе, что боль может быть НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ, настолько, что я буду умолять убить меня. Мужу объяснила, что ничего от него не ожидаю и не требую; кроме того, что он полностью возьмет на себя старшего ребенка. Показала где стоит сумка в роддом, перечислила ситуации в которых понадобится туда отправиться; выдала номер телефона умм Ясин. С ней договорились, что сообщу ей о начале родов, «на всякий случай», а позову, когда посчитаю нужным. Такой тыл внушал дополнительное спокойствие).
Роды (41 неделя). За несколько дней до родов начались интенсивные предвестники; сейчас понимаю, что это начиналось плааавное, мееедленное раскрытие. Пробка не отходила. Кишечник понемногу чистился. Бесконечно много спала (опять-таки, ценой залипания ребенка в айпед, увы). Работала. В ночь родов не спала до 3х ночи: убирала, готовила, привела в порядок фотографии.
Суббота. Проснулась около 5–30 утра от сильной схватки. Под боком, вальтом, лицом в мой живот, спал сын и постанывал — чувствовал. Живот изменил форму, на боку была будто вмятина. Ребенок активно пинался. Я сходила в туалет и вернулась в кровать, где меня догнало еще несколько сильных схваток. Я мычала, проснулся муж. Я поныла: «мол, схватки, но ты спи, это не роды». Мысленно читала мантру — это не роды, это предвестники. Однако, схватки становились все сильнее: я мычала, Ярик беспокоился во сне, муж нервно кашлял. Встала: решила, что посплю в другом месте, чтоб никого не тревожить. И, на всякий случай, наготовлю родовых артефактов (а, может, и не стоит — треники ведь). Вышла из спальни, рассеянно оделась, бросила на диван подушку и плед. Попробовала лечь — но в лежачем положении меня догнала мощная болезненная схватка, от которой меня бросило в коленно-локтевую, где я принялась трясти пятой точкой и мычать. Я была не в состоянии засекать длительность или промежутки между схватками, да мне это было и неинтересно. В промежутках между схватками вскакивала и начинала наводить кое-какие порядки: собирать в кучу носки-пледы-пеленки, притащила обогреватель. В процессе накатывали схватки, от которых падала вниз, упиралась в руки, трясла ягодицами и мычала. Времени около 6–30. В мозгу крутились две мысли: № 1 — «Я спала 2 часа. Если это роды, впереди долгий многочасовый труд, надо срочно ложиться спать» — но любые мои попытки принять горизонтальное положение завершались болью, с которой тяжело было справиться; и мысль № 2 — «Как глупо что я мою ванну в 6 утра, это ведь не роды». Дальше события развивались стремительно. Схватки ужесточились — я уже рычала. Ок. 7–30 приняла тот факт, что-таки роды. Залезла в горячую воду. Вода, на удивление, страданий не облегчала, было жарко и некомфортно. Выбралась из ванной, пришла в спальню и забралась в кровать к мужу, попросила мять мне поясницу. Так прожила две схватки, лежа было очень тяжело, давление на поясницу помогало, но как-то совсем несоразмерно боли. Я начала откровенно страдать. Кажется, повторила мужу, что не рожаю, приказала спать и вернулась в ванную.
Вообще, схваткам я радовалась — думала, что каждая приближает меня к раскрытию, и я старалась раскрываться навстречу боли, пуская ее в себя. Повторяла себе, что это только начало пути, и впереди еще много часов работы. Надо сказать, что я ожидала боли запредельной, знакомой мне по роддомовским родам в лежачем положении, когда я молила сдохнуть, орала матом, блевала и теряла сознание. Запредельно-нечеловеческой боли не было — была волна, был путь. Я сделала последнюю попытку «поспать» на полу в ванной — лежачее положение снова обернулось болью, с которой я не захотела взаимодействовать. И я вернулась в ванную с водой. Обнаружила, что горячая вода, как и мое обычное положение «возлежания» в ванной, мне не помощники. Схватки шпарили неистово. Слила горячую воду, набрала холодной, уселась в полушпагат поперек ванной, уперлась спиной в борт. На схватках поливала себя самой холодной водой из душа, прямо окатывала себя с головы, поливала грудь и живот. От холода становилось хорошооо. В перерывах между схватками падала головой в борт ванной и глубокооо дышала. На схватках рычала утробно.
В какой-то момент в ванну заглянул муж с наилучшими намерениями, и по-деловому заявил, что рычать мне нельзя, а давай-ка глубоко дыши, на что я рявкнула «пошел вон, у меня все хорошо»))). Он вышел. Схватки затихли. Я услышала, как муж звонит мусааде. Тут меня настигли схватко-потуги. Потугам я очень удивилась, подумала что сейчас просто изгажу воду, и меня этот факт очень расстроил. И близко не было мысли, что это потуги — я ведь была уверена, что я в самом начале своего пути. Однако сопротивляться этому внутреннему давлению не было сил. Меня мощно тужило. Я издавала какие-то абсолютно нечеловеческие звуки, мысленно орала БОЖЕ БУДЬ СО МНОЙ БУДЬ СО МНОЙ БОЖЕ, а во мне ПРОИСХОДИЛО НЕЧТО. Ребенок внутри бодро молотил кулаками. Внезапно повеял холодный приятный сквозняк. Все стихло. Я обернулась. Дверь ванной приоткрылась, и заглянул сын. Он постоял, молча посмотрел мне в глаза, и закрыл дверь. Я потрогала рукой промежность. Оттуда торчала пушистая макушка. Я испытала острый приступ счастья, и начала орать: «ДА-ДА-ДА» и «ДАВАЙ МАЛЫШ ДАВАЙ». Еще несколько (две?) мощнейших потуг — и родилась полностью головка; за ней, после короткого перерыва, все тело. Я достала ребенка из воды: он был «правильного» цвета, шевелился, сразу было понятно, что он здоров. Спокойно отсосала изо рта и носа слизь, он закряхтел и замяукал. Некоторое время спустя позвала мужа — он совсем не спешил.
…Я восседала над тазиком, намереваясь родить плаценту, когда пришла умм Ясин. Плаценту рожали вместе. Затем она красивенько почистила ее и ухаживала за мной, пока муж ездил на работу, прихватив с собой старшего.
Новорожденный провел на плаценте 12 часов, пересохший участок пуповины я просто преломила. Остаток отпал на 6-ой день. Ребенок родился без смазки, с сухой кожей рук и ног. Воды, по всей видимости, были чистыми — в складочках не было следов мекония. А я, к собственному удивлению и радости, не порвалась.

Итого: 4.02., 8–04 утра, мальчик 4200. Роды на 41й неделе, длились 2,5 часа.
Это был исцеляющий, трансформирующий, ресурсный опыт. Бесконечно благодарна Богу за то, что мне выпал именно этот сценарий. Благодарна своему телу, благодарна ребенку за то, что обустроил идеальное родовое простанство и так прекрасно рождался, благодарна своему старшему сыну за то, что прошел эту беременность и роды вместе со мной, благодарна мужу за доверие мне; особая благодарность этому сообществу за огромный уникальный опыт фитра рождения.
И немного прозы. Регистрация. Украина, Киев. 1. Вызов педиатра. В регистратуре детской поликлиники не удивились факту домродов и без вопросов отправили к нам участковую педиатра для освидетельствования. Та явилась, осмотрела ребенка, наговорила кучу глупостей: «мазать пуп зеленкой», кормление по часам, и все такое прочее. Затем озвучила, что справка будет готова «возможно послезавтра, а может через неделю, а может и в течении месяца», т. к. «от нее тут ничего не зависит, это госполиклиника, справку подписывает главврач, затем начмед, а начмед сидит в другой поликлинике, и туда не каждый день ходит курьер, и начмед „барышня с характером“, и мы не знаем, как долго она будет рассматривать дело». Нас такое категорически не устраивало, т. к. на подачу заявления в городской департамент здравоохранения дается неделя. В результате, муж на следующий день забирал неподписанную справку и самостоятельно пронес ее по всем кабинетам за подписями и печатями. 2. ЖК. Тут пришлось воевать и скандалить два дня. Гинеколог и заведующая требовали мою личную явку и осмотр в зеркалах. От осмотра в зеркалах, говорим, напишем отказ; а явиться вы к нам на дом обязаны в соответствии с приказом МОЗ № 417 (посадова інструкція) (порядок реєстрації). ЖК продолжают утверждать, что ничего не обязаны и комиссия по домам не ходит. Просим оформить отказ в письменной форме. Включают заднюю и обещают «решить вопрос завтра». Далее — звонок в гордепартамент здравоохранения с жалобой. На второй день ЖК сдает оборону, является на дом, смотрит чисто визуально на живот, и на следующий день выдает справку. Приходится написать объяснительную, почему я, такая-то, рожала дома. Необыкновенную информационную и моральную поддержку оказала умм Ясин, уже известная в Киеве как правозащитница. 3. Муж берет справки, копии узи и обменки, и везет в райздрав в Георгиевском переулке. Райздрав рассматривает заявление до 10 дней, дальше берем Висновок и отправляемся в ЗАГС. Фух. Это отдельный период родов, роды документов, дааа