Отчет умм Саиды о ее фитра родах дочери. Просим Аллаха сделать малышку благом для родителей и Уммы! Амин.


Сразу хочу сообщить, что я по образованию — биохимик, а мой отец профессор медицины, который, по Милости Аллаха, на пути праведных предков, одобрил мое решение рожать дома, не препятствовал ему и очень меня поддержал. Несколько лет назад я переехала на удаленный хутор. Так сложилось, что в самом начале беременности не стало моего мужа, и я осталась одна, альхамдулиЛлях. Аллах Милостив и Милосерден, и облегчает своим рабам. Несмотря на то, что из-за опухоли головного мозга (киста гипофиза) почти все врачи требовали либо прервать беременность, либо лечь в больницу на все месяцы, я решила положиться на Аллаха. Мне известно, что никто не может предсказать поведение этого рода опухолей: в ряде случаев они спонтанно появляются и исчезают. К тому же, это наследственная проблема, но, при этом, у всех женщин в семье дети рождались без врачебного контроля.
Таким образом, не стала вставать на учет в государственную клинику, зная и о «качестве» услуг и о том, что мне предстоит там пережить. Однако, я прошла минимальное обследование частным образом: сделала два УЗИ, скриннинги.
АльхамдулиЛлях, беременность протекала легко, если не считать токсикоза с 9-ой по 14-ую неделю. Я не принимала препараты, которые до этого использовала почти 8 лет, и чувствовала себя очень плохо. Вскоре токсикоз прекратился, и больше проблем я не встретила. До седьмого месяца колола дрова, потом просто необходимость отпала. Вела самый обычный образ жизни: чистила снег, задавала корм скотине, только в последний месяц заболела левая нога в области бедра из-за ущемления седалищного нерва опускающейся головой. Однако, со временем стало легче. А после родов это прошло мгновенно.
Также старалась спать только на правом боку. С третьего месяца не спала на спине для предотвращения нарушения кровообращения, зная о своих возможных проблемах.
За три недели до родов приехала моя мама, хотя я была против ее присутствия, зная о ее слабых нервах и повышенном давлении. Тем не менее, уже ничего не могла сделать: бежать из своего дома некуда. Сразу решила, что о намерении рожать дома скажу ей в последний момент или не скажу вообще.
Накануне родов мы сажали яблоневый сад и много работали по хозяйству. Было около 11 утра, когда я почувствовала легкие схватки. Засекла время между ними: 7 минут. Успокоилась. Схватки были слабые и продолжались в таком же режиме еще почти сутки. Усилились они в шесть вечера, а в час ночи вышла слизистая пробка. До четырех часов дня промежуток между ними постепенно сокращался, они становились интенсивнее. Тогда же сказала маме, что рожаю. Она ушла заниматься своими делами, чтобы не беспокоить меня. Сильные схватки начались в 8 вечера. Все это время я стояла на четвереньках, дышала. Иногда удавалось поспать в промежутках, которые становились все короче: 2–3 минуты. Процесс нарастал постепенно: невыносимым бы его не назвала. Пробовала использовать горячую воду для облегчения, но мне этот метод не подошел. В десять вечера резко отошли воды. Лопнул пузырь, боль прекратилась вообще. Осталось только очень сильное мышечное напряжение. Я бы назвала это ощущение самым приятным за все роды. Постепенно начались потуги. В 11 вечера у моей мамы поднялось давление, ей стало плохо (у нее давно угроза инсульта). Головка ребенка уже вошла в родовые пути, и тут начались проблемы. Мама вызвала скорую помощь, которая приехала минут через сорок, когда ребенок почти родился. Сопротивляться я не могла, опасаясь нарушить процесс. Меня погрузили в машину, где на полпути родилась моя дочь. Я лежала на боку, поджав ногу к груди. Меня трясло на каждом ухабе, но это не мешало. Было абсолютно все равно, куда мы едем, доедем ли: просто рожала, по милости Аллаха (это не было больно и на десятую долю того, как я представляла).
В приёмной встретил ужасный врач, который матерился, оскорблял и угрожал, но я не обратила внимания. Дочь родилась, абсолютно здоровая, (без разрывов) 4 кг, альхамдулиЛлях. Врачи лишь констатировали рождение по факту.
Меня отправили в соседний район в крупный роддом, где на въезде отобрали вещи, так что следующие дни мне пришлось провести в заточении, где только ленивый не оскорблял и не пытался угрожать. АльхамдулиЛлях, у меня не было обменной карты, так что лежала я в изоляторе, не сталкивалась ни с мужчинами, ни с курящими санитарками. Не было ни горячей, ни холодной воды, ребенка мне дали, лишь спустя сутки, и под расписку не отпускали. Не буду описывать этот ужас подробно, скажу лишь, что оставлю многое на Судный День, иншаАллах.
Когда же, спустя пять дней, наконец, выписали, я поклялась Аллаху, что, если буду еще замужем, и Он даст мне детей, никогда не подойду на пушечный выстрел к роддому. Жаль, что ни я, ни моя мама не были в состоянии противостоять настойчивому давлению врачей. Вот почему необходимо обязательно инструктировать сестер на эту тему и при себе всегда иметь распечатанные копии законов, позволяющих отказаться от вмешательств.
Многие пишут сейчас, что сестры чрезмерничают, и что можно рожать в платной палате, частным образом. Никогда не понимала таких людей. Неужели они готовы за каждую сестру сами из своего кармана отдавать от тридцати до двухсот тысяч рублей, которые все равно не будут гарантией от хамства, необоснованных вмешательств, присутствия посторонних мужчин? От того, что не будет воды! Или туалет закроют «на выходные»?
Мама сказала потом, что никогда не видела такого самоконтроля, как у меня в ту ночь. Но это только Милость Аллаха. Я полагаюсь на Него, и Он не обманул нас, сказав, что возлагает на каждого лишь посильную ношу. Рождение детей — это фитра женщин, а вовсе не то страшное дело, каким его пытается представить современная коммерческая система здравоохранения. Главное, понять, что роды — прежде всего физическая работа, ответственность и, самое главное — предопределение Аллаха.