124

История от духовной акушерки Лизы Баррет: «Я «рожала» вместе с женщиной, теперь уже мамой семерых детей, которой говорили во всех предыдущих родах, что ее воды были слишком вязкими, чтобы выйти самим.

Она была поражена, когда во время водных родов в ее доме вышел пузырь при попытке тужиться. Я думаю, что большая часть вмешательств и прокалывание пузыря происходит из-за страха перед тем, что может произойти, если этого не сделать.
У меня есть забавная история о прокалывании пузыря, поскольку я против любого ненужного вмешательства. У меня была роженица несколько лет назад, которая после очень-очень долгого труда решила с ее мамой, что она хотела бы проколоть пузырь. После долгих раздумий я согласилась провести это вмешательство. Я не потворствую этому, но в то же самое время не чувствую необходимости оправдывать личный опыт моей подопечной. Она родила ребенка четыре часа спустя.
Когда она решила написать ее историю родов, она спросила, не будет ли проблемой, если она упомянет, что ей прокололи пузырь. Я сказала ей, что ее собственная история родов, и я не жду от нее, что она изменит что-то, чтобы защитить то, что я сделала или, возможно, не сделала.
Эта история была напечатана в журнале о домашних родах в Южной Австралии, и с тех пор это издание стало самым популярным, когда-либо продаваемым. Это даже заставило одну женщину (с которой я не рожала, но которая знала мою подопечную) воскликнуть, что я была не слишком духовной. Теперь это – неистощимый объект для шуток с моими друзьями – как моя нехватка духовности влияет на меня. Это дело, однако, было довольно серьезным. Хотя я могу отшутиться от комментария и факта, что история была популярна и невероятна, я не могу избавиться от той печали, появившейся после родов, в которые я вмешалась.

Прокол пузыря до рождения может затруднять положение, поскольку он действует как буфер и защитник ребенка, когда он движется через таз. Женщина довольно часто хорошо продвигается в своем труде в роддоме, когда ей предлагают проколоть пузырь, чтобы «ускорить роды». Это не эффективно более чем для 80% женщин. Пузырь обеспечивает давление и держит шейку, пока ребенок не продвинется в нужное положение и не проникнет через мембраны. Если проколоть пузырь, в то время как голова ребенка не находится позади вод , тогда шейка не остается хорошо раскрытой, а наоборот уменьшается в размере. Это может не только вызвать большие проблемы для ребенка, но в больнице, когда время является существенным фактором, шанс нормального рождения быстро исчезает.
ARM (искусственный разрыв мембран) походит на любую другую процедуру, которая мешает естественному процессу рождения, это огромное вмешательство, которое может стать лишь частью документированного потока.
Вы можете сказать НЕТ.»

От редакции RodiBio : Официальная медицина, зачастую, лишает возможности родить вагинально детей с неправильным вставлением головки, либо с выпадением частей пуповины из-за своей торопливости. В этих случаях ребенку наличие пузыря не помешало бы, а если его рутинно проколоть, то ребенок может погибнуть в родах. Ведь пузырь служит ни чем иным, как буфером для головки, оберегающим ее от повреждений и помогающим ей принять нужное положение. Случается, что когда пузырь уже вышел из влагалища, роженица интуитивно его разрывает — это уже дело инстинктов в родах, и решение ее организма, что является наиболее верным решением из всех возможных.

Поэтому современный подход к ведению родов, учитывая всю пользу плодного пузыря —  оставлять его целым до того момента, пока головка крохи не попадет в малый таз женщины. Это увеличивает вероятность благополучно проведенных родов.
Комментарий остеопата Екатерины Волхонцевой :
«Накипело! Хочу высказаться. О влиянии таких «безобидных» процедур как, например, амниотомия (прокол плодного пузыря). Сколько я уже держала в руках новорожденных малышей после таких процедур как метод Кристеллера (ручное выдавливание плода), прокол пузыря, инъекции окситоцина и любых других методов стимуляции родов. Увы, увы, это уже статистика: практически у всех таких малышей или напряжение мембран, повышенное внутричерепное давление, или внутрикостные напряжения, или застрявшие следы компрессии в позвоночнике, крестце, затылочной кости. Такие детки беспокойны, взгляд страдальческий или напряженный с нездоровым блеском, они выгибаются назад, очень много плачут, не лежат на спине, без конца сосут грудь, проблемы с дыханием, с ЖКТ, трудности с кормлением — всего и не перечислишь.
И самое поразительное, в подавляющем большинстве случаев у женщин после прекрасной беременности роды начинались дома естественно, в роддом они приезжали уже с порядочным раскрытием, т.е. все шло своим чередом. Так нет же – все равно стимуляция. Что же это такое? Почему врачи несут ответственность только за «свой участок» в процессе родов, а кто будет отвечать за последующее здоровье ребенка? Почему врачам, принимающим роды, в роддомах никто не читает лекций о последствиях тех или иных процедур с роженицей? Ведь там целый штат неонатологов, педиатров и других детских специалистов. Почему такой «разрыв» происходит в одной системе, в одной организации? Гинекологи, «помогающие» в родах, сдают детей педиатрам, которые потом «лечат» детей от послеродовых травм. Может дурацкая, но мне приходит аналогия с репризой Райкина старшего «Кто сшил костюм?», где заказчику сшили пиджак, который невозможно носить. Швы перекошены, все скроено наперекосяк. Когда он поймал одного из «портных», тот ответил, что только пришивает пуговицы. « — К пуговицам претензии есть? — Нет, пришиты насмерть».
Так почему же гинеколог думает только о том, как поскорее «родоразрешить» эту женщину, но совсем не думает о последствиях для малыша такого «родоразрешения»?»